Взаимо/Действия

29-01-2009 / 20-04-2009

Для размеренной жизни обычного обывателя рабочий график художника выглядит, мягко говоря, неоднозначно. Художник не ходит на работу, до полудня валяется в постели и периодически «злоупотребляет». Внешнее описание времяпрепровождения художника Денисова так же неутешительно: в самом разгаре рабочей недели он беспечно выезжает за город или бесцельно слоняется по городу, а то и вовсе курит и выпивает с дружками. Секрет же здесь в том, что все это время художник Денисов вовсе не бездействует, а пристально наблюдает за миром, собирая и тщательно рассортировывая по коробочкам и баночкам его мельчайшие (и почти неуловимые глазом) фрагменты. В прицеле зрения оказывается не только «культурный слой» произведеных человеком, но уже утративших прагматическую функцию, предметов: оптические линзы, стеклянные бусины, потускневшие зеркала, винтажные анатомические таблицы, технические схемы, переводные картинки и детские граффити, но и артистично-креативные опыты самой Природы: пластинки слюды, кристаллы кварца, ажурные крылья стрекоз, лепестки цветов и стебли растений. Количество коробочек все время прирастает, их склады заполняют мастерскую художника, квартиры друзей, знакомых и друзей знакомых. Но собирательство для художника не цель, а способ жизни и творчества. Поэтому желание «поделать коллажи» спорадически вспыхивает в нем время от времени, как возможность провести ревизию складов и вернуть в мир средствами искусства «отброшенное и утраченное».

Новый серия «Взаимо/Действия» объединяет 12 коллажей. Три из них были сделаны шесть лет назад, два начаты тогда же, но завершены в этом году. Остальные - совсем новые. Небольшой размер коллажей был обусловлен путешествующим образом жизни художника и фактическим пространством места. для работы.. Между тем, на создание каждого произведения художник затратил не менее недели. Сам процесс работы был в чем-то схож со скрупулезной работой мультипликатора. Крошечные детали бесконечно заменялись и перекладывались до тех пор, пока привередливый глаз художника не достигал искомого результата. Затем все детали крепились малюсенькими проволочками и покрывались тонкой пластиной из природной слюды. Ее максимальный размер 16Х17 см и определил размер коллажей.

Повествовательный анимационный принцип сказался и на всем развитии серии. В центре истории взаимодействия двух персонажей. Их образы достаточно условны, трагикомичны и в чем-то родственны персонажам Пауля Клее и Хуана Миро. Так же как и в работах классиков, придание человеческих черт случайным линиям, пятнам и схемам приоткрывает механизм «одушевления» предметов. Благодаря фантазийному образу, скроеннному «из того, что было», драматичные взаимоотношения героев развиваются как репризы цирковых клоунов: Толстого и Тощего, Белого и Рыжего. Анатомия же их движений, как кажется, вырастает из «Занимательной физики» Перельмана. Сухая физика мешается здесь с живой биологией, психология взаимоотношений описывается через перетекание жидкостей, адиабатное расширение и торричелеву пустоту. Третий закон Ньютона («Каждое действие равно противодействию») органично продолжается «Введением в психоанализ» Зигмунда Фрейда («Из взаимодействия и борьбы и возникают явления жизни, которым смерть кладёт конец ...»).
Дмитрий Пиликин

Взаимо/Действия
Img_0953 Img_0954 Img_0955