Хаммер

Жёлудь Аня

06-04-2010 / 15-05-2010

Первые работы из серии «Схема пространства» я делала на территории ленинградского судостроительного порта. Проведенное там время не прошло даром – сама по себе эстетика и колорит контекста со временем оказались включенными в дальнейшие мои работы. Производственная среда, которую я предпочла художественной общественности, оказала на меня влияние и оставила след в области моих практик.

Наблюдение:
Судостроительный порт – это баржи и технические корабли. Это берег, заполненный грудами ржавых громадных деталей и запчастей. Это краны и экскаваторы, трактора и контейнеры. Иногда в порту разгружают сыпучие смеси для строительно-дорожных работ: черная асфальтовая крошка, мокрый темно-серый гравий, песок и иногда реагент. На фоне брутального сурового пейзажа работники кузнечной мастерской однажды рассказывали о том, о чем они мечтают. Кузнец Каля сказал, что каждый вечер проводит в мыслях о покупке ноутбука. Вадик сказал, что очень хочет поехать на море и сидеть под зонтиком на пляжном стуле. Но наиболее явной мечтой поделился с коллегами сварщик Гриша, сообщив о том, что он мечтает о Хаммере. С тех пор разговоры о Хаммере не сходили с его уст. Эти беседы натолкнули меня на идею создания новой «Схематизации пространства» с названием «Голубая мечта». Тогда у меня получилось сделать только группу предметов – атрибутов пляжного отдыха. Но впечатление, полученное от рассказов о Хаммере, неоднократно с тех пор тревожило меня яркостью и силой контраста с контекстом данной мечты.

Прошло два года. Хаммер у Гриши так и не появился…

На сегодняшний день я знакома уже со многими сварщиками, которые мечтают о Хаммере, поэтому могу отметить это явление тенденцией представлений о Мечте. Скульптура «Хаммер» оказалась включенной в проект «Выставочный план», часть которого реализована в галерее Марины Гисич.

Пришло время делать работу. Мне стало понятно, что причина моего вдохновения – Гриша, и что эту скульптуру нужно делать именно с ним. Гриша был командирован из Ленинградской области в мою подмосковную мастерскую. Приятель брата моей подруги любезно предоставил нам свой Хаммер для этюда с натуры. Когда мы приехали на замеры, и я стала рисовать эскиз, Гриша попросил у меня лист бумаги и карандаш и стал рисовать вместе со мной. Это был отличный день совместной плодотворной работы. Тогда Гриша вновь меня приятно удивил.

Когда мы начали работу в студии, я периодически вглядывалась в рисунок, сделанный неуверенной прерывистой линией Гриши. Контур из металлического прута, который обычно повторял линию моих рисунков, меня изрядно утомил закономерностью и предсказуемостью результата. Рисунок сварщика был другой, и это стало главным методом подхода к материалу в этот раз. Это было интересно и неоднообразно, это было не так, как всегда, это было по-новому – на этот раз я повторяла Гришину линию, а не он мою.

Найденный ход полностью соответствовал программе «материализации мечты наяву», и я уже готова была отдать сварщику главную роль, как вдруг на типичную просьбу «приварит-отрезать-приварить» я услышала от Гриши фразу – «… тебе надо – ты и делай!»

Гриша уехал, оставив брошенную недоделанную плоскую половину «Хаммера». Я осталась одна в полном разочаровании, ведь без Гриши проект не состоится. Взяла холсты, краски и написала несколько этюдов, а на следующий день пошла доделывать «Хаммер»

Аня
30.03.2010

Хаммер
_dsc2230-edit _dsc2232-edit _dsc2234-edit