Война без особых причин

14-09-2011 / 01-11-2011

Работы Игоря Пестова, представленные в галерее Марины Гисич, впечатляют по всем параметрам сразу — как и подобает многоцелевым произведениям искусства, которое современно лишь в том случае, если вмещает в себя собственную историю (историю и побед, и поражений): впрочем, всей суммы мастерства, всех достижений может не хватить, если не затронута акупунктура того, что переживается сейчас. Переживается с полной отчетливостью или почти неосознанно, всеми или хотя бы кем-то.

Живопись Пестова присутствует во всех контрольных точках, через которые проходит траектория актуального искусства, именно поэтому его творчество и можно определить как живопись, не прибегая к стыдливому термину «визуальность», за которым сегодня нередко скрывается простое отсутствие «школы», то есть арсенала тех средств, которые должны оказаться под рукой по первому требованию художника. В этом Игорь Пестов не испытывает никаких затруднений, что как раз и дает настоящую свободу самовыражения, предоставляя возможность сосредоточиться на главном.

Итак, первая и ближайшая цель — продемонстрировать черный пояс, уровень владения тем, что все еще принято называть мастерством, оказывается достигнутой сразу. И поскольку по предъявляемому мастерству изрядно соскучились все категории зрителей — и случайно зашедшие, и весьма искушенные, исходная благосклонность художнику гарантирована. Но работы Пестова принадлежат к актуальному искусству, именно в тому, которое властвует над душами сейчас — что, пожалуй, требует пояснения.

Высоковольтная линия достающего, задевающего за живое искусства, требует, как это ни странно, очень жестких ограничений и суровой самодисциплины. Еще не так давно поэт мог себе позволить воспевать и нечто, и туманну даль — и создаваемая атмосфера размытой поэтичности оправдывала его усилия. Потом на смену пришли ограненные кристаллы стихотворений, отвечающие только сами за себя. Сегодня от поэта требуется заслужить право быть выслушанным, при том что никаких инструкций насчет того как это сделать, не существует. Восходящая линия изобразительности, пресловутой визуальности, устроена еще более жестко. Художник сталкивается с тем, что сегодня художественная воля тесно соприкасается, а порой и сливается с политикой в самом широком смысле слова. Прежде это называлось ангажированностью, сегодня же это простая данность, из которой приходится исходить,чтобы задеть за живое. Понятно, что если не будет этого искрящегося касания, акт искусства просто не состоится. Игорь, конечно, в курсе происходящего, и, можно сказать, что он выступает во всеоружии.

Современный мир захлебывается от избытка изображений всех форматов и режимов восприятия, потребители принудительной видеорекламы, разумеется, страдают и у них возникает своеобразный иммунитет к визуальным наездам. Но труднее всего в таких условиях приходится художнику. Художник, скажем, уже не может больше рассчитывать на самодостаточную «живописность сирени» или на осажденную в красках свежесть апрельского утра: все излюбленные спец-эффекты красочной палитры безжалостно выкрадены у него рекламной индустрией, промышленным дизайном и шоу-бизнесом. И здесь видится два возможных выхода: либо попытаться найти тихий уголок, обзавестись каким-нибудь фирменным приемчиком, и, тем самым уготовить себе участь маргинала, ценимого несколькими знатоками — либо попытаться бесстрашно нырнуть в мэйнстрим, вступить в состязание с признанными художниками и обрести свое место.

Игорь Пестов выбирает именно этот магистральный путь. Его работы представляют собой содержательные послания, адресованные тем, кого волнует настоящее и будущее за пределами собственного благополучия. В условиях перегруженности сорными сообщениями, послание художника должно быть чрезвычайно внятным и кратким. В идеале оно должно содержать один квант смысла, чтобы зацепить и остановить равнодушно скользящий и пресыщенный взгляд. Все остальное, все драгоценные сердцу творца нюансы добавятся потом, они достанутся и художнику и зрителю в качестве бонуса. Художник Пестов это хорошо понимает, он не из тех, кто рассчитывает на снисхождение дружеского круга, Игорь Пестов играет по правилам высшей лиги современного искусства. Нет смысла пересказывать содержание этих посланий: перед нами стихия протеста, где полутона неуместны, где робость и осторожность выглядели бы смешно.. Художник высказывает свою политическую позицию (в самом широком смысле слова), он показывает то, на чем стоит и что отстаивает в соответствии с требованиями, которые предъявляет художнику время.

И все же квант квантом, но «проблема упаковки» не менее важна. Передаваемые миру послания, как уже отмечалось, выполнены чрезвычайно тщательно: в них содержится вещая сила искусства, имеющая свойство не ослабевать со временем, а только усиливаться.

Война без особых причин
302466_291111180905175_100000188851948_1402875_1875338507_n 320856_292238157459144_100000188851948_1409238_1195524694_n 298523_290912620925031_100000188851948_1401272_1235649434_n